Восстанавливать Иркутскую область будут без участия команды губернатора

Восстанавливать разрушенное нужно быстро, буквально за два месяца. И за дело взялись федеральные власти
Восстанавливать Иркутскую область будут без участия команды губернатора
Фото: http://sfo.gov.ru

Ущерб, нанесенный наводнением в четырех районах Иркутской области, оценивается в 29 млрд рублей. Восстанавливать разрушенное нужно быстро, буквально за два месяца. Но справится ли с этой задачей команда губернатора Левченко, на счету которого нет ни одного удачного капиталоёмкого проекта – большой вопрос. Очевидно, это понимают и в Москве. Поэтому президент Путин поручил считать наводнение в Иркутской области чрезвычайной ситуацией федерального масштаба, установив особый уровень реагирования – “Кремль”.

Окончательный ущерб от наводнения в Иркутской области еще не подсчитан. В некоторых местах ещё держится вода. До многих небольших населенных пунктов пока дошли только сотрудники МЧС, там оценка не проводилась. Но уже сейчас очевидно – восстановлению не подлежат 3,5 тысячи домов. Пострадало более ста объектов социальной, дорожной, энергетической инфраструктуры.Восстанавливать Иркутскую область будут без участия команды губернатора

Всё это нужно восстанавливать очень быстро. Ведь короткое лето закончится через два месяца, нельзя допустить, чтобы к зиме люди остались без крыши над головой. Оптимально, если руководить этим процессом будет федеральная власть, а не региональная, поскольку масштаб бедствия слишком велик, а дееспособность региональной исполнительной власти слишком сомнительна. Убедиться в этом жители региона могли уже не раз.

Например, весной 2017 года в Иркутской области во время ураганных ветров горел ряд населенных пунктов и садоводств в Тайшетском, Чунском, Черемховском, Киренском районах, Саянске. Некоторые населенные пункты выгорели полностью и не подлежали восстановлению.

– С ликвидацией последствий той катастрофы возникло множество проблем, в том числе управленческих, – напоминает политический обозреватель Галина Солонина. – Люди не могли получить компенсацию за утраченное имущество, на приобретение жилья, поскольку сначала не попали в списки пострадавших, потом начались долгие споры, кому давать деньги – тем, кто фактически проживал или тем, кто был прописан.

С выплатой компенсаций протянули до конца года. Между тем, постановление о ликвидации последствий пожаров было краткосрочным, его действие заканчивалось в 2017 году. В 2018 году людям приходилось через суды добиваться компенсации, а правительство Иркутской области при этом сопротивлялось и подавало апелляционные иски, чтобы отказать погорельцам. А ведь тогда речь шла о катастрофе куда меньшего масштаба. Число пострадавших исчислялось сотнями, сейчас речь идёт о десятках тысяч.

Ситуация с пожарами 2017 года – не единственное доказательство слабой управленческой эффективности губернатора в условиях ЧС и ликвидации ее последствий. Вспомним обещание Сергея Левченко ликвидировать БЦБК и отходы, оставшиеся от этого химического производства. Прошло почти четыре года с тех пор, как он пришёл к власти, а лигнин как лежал, так и лежит в накопителях на берегу Байкала, рискуя сойти в озеро вместе с селем. Селезащита не проведена, хотя учёные не устают бить тревогу. В случае чего, никак нельзя будет сказать: чиновников опять никто не предупредил. Теплоисточник в Байкальске, опять же не построен, более того – не принято решение, каким он будет. Очистные работают крайне плохо. Нет решения по самим зданиям БЦБК, по использованию промплощадки.

Аналогичную ситуацию мы видим по ситуации с ликвидацией ущерба от Усольехимпрома. Над городом нависла настоящая экологическая катастрофа. Не налажена даже охрана промплощадки. С поразительной регулярностью происходят пожары то в одном заброшенном корпусе, то в другом. А ведь там не была проведена очистка от химреагентов и вредные вещества попадают в воздух, отравляя жителей города.

– На решение задач по БЦБК, Усольехимпрому у правительства были годы, и они командой Сергея Левченко потрачены впустую, – отмечает Галина Солонина. – На решение проблем Тулунского, Нижнеудинского, Тайшетского, Чунского районов и других территорий, оказавшихся в зоне паводка – всего два месяца. Я убеждена, что эта команда проблему самостоятельно не решит. Нужно жесткое руководство и постоянный контроль со стороны федерального центра.

– Нынешняя областная администрация за четыре года работы так и не сумела накопить адекватный управленческий опыт по реализации хоть сколько-то значимых проектов, требующих серьёзных капиталовложений, – отмечает политолог Сергей Шмидт. – Проще говоря, губернатору Левченко и его команде никогда не приходилось осваивать деньги больше нескольких миллиардов, а тут речь идёт сразу о трех десятках миллиардов рублей.

Бросается в глаза очень важное обстоятельство, оно отчасти является психологическим. У действующего губернатора есть одна сверхзадача: стать первым за много лет губернатором, отработавшим полный срок. Очевидно, он сделал выводы из печального опыта своих предшественников. Все они были очень разными, противоречивыми фигурами, но их всех объединяла одна черта – они пытались что-то сделать в регионе.

Поэтому Сергей Левченко сделал один простой вывод, и я его по-человечески понимаю: если ты ничего не делаешь, тебя вроде и критиковать не за что. Тем более, что при хорошем бюджете всегда можно создавать видимость бурной деятельности в виде постройки соцобъектов. Удивительно, что при реализации в общем то, беспроигрышной стратегии, администрация Левченко допустила такие крупные коррупционные скандалы с лифтами, лесом, дорогами и так далее.

Сергей Шмидт так же отмечает, что при этом в бэкграунде Левченко имеется сразу несколько откровенно заваленных проектов. Это и ликвидация накопленных отходов в Байкальске, и замороженная реконструкция Байкальского тракта, и аэропорт. Причём, аэропорт мог бы стать настоящим проектом развития, но не стал.

– Поэтому, рискну сказать вещь непопулярную, но очевидную, – добавляет Сергей Шмидт. – В данном случае, со стороны федерального центра было бы правильно и эффективно ввести режим внешнего управления в зоне бедствия. Собственно, мы видим что это уже происходит. Руководить операцией по ликвидации последствий затопления поручено заместителю председателя правительства Виталию Мутко. При том, что сама фигура Мутко очень противоречива, он остаётся чиновником из самого высшего эшелона власти. С одной стороны, это считывается как знак недоверия к управленческим возможностям и способностям региональной власти. С другой – этот шаг может быть продиктован опасениями в неэффективном расходовании командой Левченко федеральных средств.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть